• Russian
  • English
  • Ukrainian

День 3. Krisis. Dies irae. Dies rationis.


Первый ученик. Комментируя книгу А. Гуревича и постоянно споря с ней, В. Библер строит мысленный образ средневекового сознания не только сознания простецов, но и сознания высоколобых КАК простецов. "Странное сопряжение мгновенного посмертного воздаяния и отсроченного в вечность Страшного суда это сопряжение странно не только для нашего рассудочного ума; оно не менее странно для ума средневековых визионеров, и странность эта дает особую напряженность вечным страхам, раздиравшим сердце и ум человека V-XV веков (мгновенная расплата и бесконечное ее ожидание" (В. Библер. Образ простеца... с.110).

Культуролог. В. Библер имеет в виду следующий фрагмент книги А. Гуревича: "...Соседство на одном месте гравюры изображений обоих вариантов суда над душой одного с участием чертей и ангелов, предъявляющих соответственно записи ее грехов и заслуг у одра смерти, и другого с участием Христа, архангела, взвешивающего душу, и ангела и демона, ожидающих, кому из них она достанется, — это соседство обоих вариантов суда нужно интерпретировать как парадоксальное сосуществование в средневековом сознании эсхатологической идеи с мыслью о расплате, наступающей после смерти индивида" (А. Гуревич, с.238).

Филолог. Сергей Аверинцев в словаре "София-Логос" рассказывает, что Страшный Суд emera (день) tes kriseos (от слова krisis) день разбора, суда, судебного разбирательства, решения, приговора, осуждения, решительного исхода, спора, состязания, толкования, кризиса, критики как способности разобраться, разобрать и судить, толковать и судить; по-латыни judicium судебное решение, приговор; суждение, мнение, взгляд, суждение вкуса, об-суждение, рас-судительное размышление, способность быть проницательным, обдуманно судить,... universale общий, всеобщий, относящийся к целому, вселенский, мировой, универсальный, целостный, полный и решительный, окончательный это предстоящий в "конце времен" krisis вторично пришедшего Иисуса Христа над всеми когда-либо жившими людьми, воскрешающими во плоти для для этого krisis'а и получающими по приговору Судьи (krites способного разбирать, судить, разбирающего, судящего, обладающего критериями — kriterion средствами правильного суждения и толкования) сообразно со своими делами вечное блаженство в раю или вечное наказание в аду (см. С. Аверинцев. Собр. соч. Под ред. Н.П. Аверинцевой и К.Б. Сигова. София-Логос. Словарь. К., Дух и Литера, 2006, с. 402-403.)

Культуролог. Использование слова "день" (emera) восходит к ветхозаветной традиции, к идее "дня господня" — полного и окончательного (universale) торжества Господа над своими врагами на земле: "ИБО БЛИЗОК ДЕНЬ, ДА! БЛИЗОК ДЕНЬ ГОСПОДА, ДЕНЬ НЕНАСТНЫЙ, ЧАС НАРОДОВ НАСТАЕТ" (Иез. 30:3). "Поднимите знамя на открытой горе, возвысьте голос; махните им рукой, чтобы шли в ворота владык. Я дал повеление избранным Моим и призвал для совершения гнева Моего сильных моих, которые торжествуют в величии Моем. Великий шум в горах, будто бы от многолюдного народа, бунтарский шум царств и народов, которые собрались вместе: Господь Саваоф инспектирует боевое войско. Идут из далекой страны, от края неба, Господь и орудия гнева его, чтобы сокрушить всю землю. Рыдайте, ибо день Господа близок, наступает как разорушительная сила от всемогущего" (Ис. 13: 2-9).

По мере распространения веры в воскресение мертвых "день господень" как все более отчетливо понимается как emera tes kriseos , то есть как собственно krisis.

Педагог ШДК. Мне кажется, что это определение может стать предпосылкой того, чтобы голос средневековой культуры мог прозвучать при формировании современного понятия кризиса психического развития, в особенности это относится к кризису семи лет, в котором происходит сдвиг сознания к полюсу мышления.

Первый ученик. Возможно. Но это следует обсудить специально.

Филолог. В новозаветных текстах описано, чаще всего в аллегорической форме, конечное (окончательное, universale) отделение злых людей (козлов, плевелов) от добрых (овец, пшеницы): "...и во время жатвы я скажу жнецам: соберите прежде плевелы и свяжите их в связки, чтобы сжечь их; а пшеницу уберите в житницу мою" (Мф. 13:30); "И соберутся пред Ним все народы, и отделит одних от других, как пастырь отделяет овец от козлов, и поставит овец по правую Свою сторону, а козлов по левую. Тогда скажет Царь тем, которые по правую сторону Его: "приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира" (Мф., 25: 32-34).

Культуролог. Упоминается явление "Сына Человеческого, грядущего на облаках небесных с силою и славою великою", под громогласные звуки "ангельской трубы" — шофара, музыкального инструмента из бараньего рога (Мф.24: 30-31), в присутствии всех Ангелов Судья krites воссядет на престоле, перед которым соберутся "все народы".

Филолог. Ефрем Сирин в IV веке систематизировал образы emera tes kriseos в связную картину сознания. С.С. Аверинцев пересказывает эту "сознавательную" картину так: "Земля и море, звери, птицы, рыбы и гроба отдают назад поглощенные ими тела мертвецов; человек, очнувшийся от смертного сна, со страхом видит грозную славу Христа и ждет своего приговора; раскрываются книги, символизирующие полноту знания Бога обо всем содеянном и выстраданном людьми..., праведники, приветствуемые Ангелами, шествуют в рай, между тем как грешники насильно увлекаемы глумливыми бесами в ад. Фоном krisis'а служит космическая катастрофа, знаменующая конец мира: Солнце и Луна меркнут, звезды спадают с неба, само небо свертывается, как свиток, от престола krisis'а льется огненная река...

Латинская секвенция "Dies irae" XIII в. вошла в состав католической заупокойной службы, так называемого реквиема. (Аверинцев, с.402-403).

Первый ученик. Эта библейская, "высокая" вселенская катастрофа krisis отождествляется в культуре средневековья с "простонародным" образом суда над моей собственной (одной, единственной) грешной душой сразу же после моей смерти.

Педагог ШДК. Проследим, как это происходит в тексте "Реквиема":

Requiem

Requiem aeterman dona eis, Domine,

et lux perpetua luceat eis.

Te decet humnes, Deus in Sion, et

tibi reddetur votum Ierusalem.

Exaudi orationem meam,

ad te omnis caro veniet.

Покой

Покой, отдых, успокоение, вечный, нерушимый, подари, дай им, Господи,

и свет вечный пусть светит им.

Тебе подобает петь гимн, Господи Боже, в Сионе, и

к тебе несутся молитвы-обещания Иерусалима.

Прислушайся к речи моей, внемли, услышь издали речь мою,

к тебе всякий мертвый придет.

Филолог. Одновременно речь идет о суде над всеми мертвыми и о единственной обращенной к Богу вот сейчас — моей молитве.

Педагог ШДК.

Kyrie eleison, Christe eleison.

Dies irae, dies illa

solvet saeclum in favilla

teste Davidaim Sybilla.

Quantus tremor est futuros,

quanda judex est venturus,

cuncta stricta discussurus.

Господи, помилуй, Христос, помилуй.

День-срок гнева, время гнева, злобы, ярости-ожесточения,

тот, тот самый, известный, знаменитый

разорвет-распряжет, распоясает-разнуздает, дав волю,

Век-Вселенную в пепел-прах,

как свидетельствуют Давид и Сибилла.

Когда Судья придет

Всех вместе строго и точно исследовать, испытывать, разделять, судить.

Филолог. Здесь очень важны многозначные слова — метафоры:

Saeclum эпоха, период, время, мир (мирское состояние в противоположность монашескому), вселенная. Род, поколение, время жизни человека, царствование, правление, столетие.

Favilla раскаленный пепел, тлеющая зола, сажа, искра, тончайшая пыль, прах.

Teste призываю в свидетели, доказываю, по завету...

Tremor трепет, землетрясение, страшилище, ужас, гроза, пугало, дрожь, вибрация, дребезжание, колебание, волнение.

Культуролог. Здесь говорится-поется только о Страшном Суде как о космическом событии.

Педагог ШДК. Вы правы. Но не будем торопиться.

Tuba mirum spargens sonum

par sepulora reqionum

coget omna autes thronum,

Mors stupebit et natura,

cum resuraet creatura,

judicanti responsura.

Liber scriptus profecutur,

in quo totum continetur,

unde mundus judicetur.

Judex ergo cum sedebit,

quidquid latent apparebit,

nil inultum remanebit.

Трубный дивный раздается звук-голос, трубы речь-звон, слово-тон

над могилами-гробницами, над покойниками, над тенями усопших,

по всем странам, пределам, направлениям, регионам,

собирая всех перед троном-престолом,

Смерть будет поражена, остановлена, смерть застынет, замрет, онемеет,

смерть прекратит свое бытие, лишится чувств, потеряет сознание,

изумится и восхитится, остолбенеет, оцепенеет и смутится.

И природа, когда восстанет-воскреснет творение-тварь,

когда начнется вновь творение мира,

Судье отвечая, даст ответ.

Филолог. Здесь, конечно, очень интересно выражение "cum resuraet creatura" — все пройдет перед нами от сотворения мира до конца.

Педагог ШДК. Если мы, конечно, правильно понимаем автора текста.

Книга, написанная, возникает. Ее принесут.

В ней и все и вся содержится,

по ней мир будут судить.

Итак, Судья, когда воссядет,

всякое скрытое, тайное, спрятанное, неизвестное

явится, покажется, прояснится, станет явным.

Ничто неотмщенным, безнаказанным не останется.

Филолог. Опять только Страшный Суд в его космическом понимании.

Педагог ШДК. Не только. Вот что в тексте дальше:

Quid sum miser tunc dicturus

quem patronum rogaturus

cum vix justus sit securus?

Rex tremendae majestatis,

qui salvandos salvas gratis,

salva me, fous pietatis

Recordare Jesu pie,

quod sum causa tuae viae,

ne me perdes illa die

Quaerens me seristi lassua,

redemisti crucem passus,

tantus labor non sit cassus.

Царь- владыка, повелитель-наставник, деспот, внушающий страх-трепет

своим величием, святостью,авторитетом,

который спасает спасения достойных,

спаси меня источник любви и набожности,

взвесь, рассуди, Иисус благочестивый,

что ради меня твой путь,

и не мне погибнуть этим днем!

Судящий меня, сам сидел в унынии,

искупление принес крестными муками перенесенными,

такой большой труд да не останется бесполезным.

По праву Судья любящий, карающий,

подари мне прощение и покой,

перед днем учета, подсчета, счета, отсчета, днем списка, перечня, ведомости,

днем итога, суммы, вопроса, мышления, рассмотрения, обдумывания,

перед днем разума, доказательства, правды!

Культуролог. Хотя все же весь "Реквием" повествует о Страшном Суде в космическом смысле, сознание Хора двойственно. Это и суд над всем миром, и суд над вот этой, маленькой, мизерной душой моей.

Первый ученик. И суд над одной человеческой душой оказывается равным по значению со всем Страшным Судом! Если я не буду спасен вся Священная история, все крестные муки Спасителя окажутся напрасными Спаситель совершил свой путь страстотерпца ради меня, ради одной-единственной моей души.

Культуролог. Определения Страшного Суда апеллируют к Разуму, к мышлению. Судный день это день торжества разума, исследования. Это кризис, требующий обоснования средневекового сознания мышлением, суд, предполагающий особого рода доказательства. Это кризис, погружающий весь Космос в точку его начала. История вселенной обозревается очами Божественного Разума. Бытие подвергается Божественному исследованию в точке кризиса. В исповедальной точке.

Филолог. Сразу вспоминается Эдип в точке акме. И весь Космос древних греков в бездне акме.

Педагог ШДК. В исповедальной точке рождения Разума, рождения совести, в точке вновь рождения средневекового мира, этот мир подвергается исследованию на основе чтения когда-то написанной (все время пишущейся) Книги — Liber scriptus...

Культуролог. Мистериальное пространство исповеди это и есть форма, в которой только и возможна средневековая свобода, нравственность, мышление, совесть средневекового человека. Только отождествляя в своем индивидуальном сознании (и тем самым сдвигая его к полюсу средневекового мышления) "высоколобое" представление о космическом "Дне гнева" — Dies irae, "Страшного суда" — emera tes kriseos; judicium universale — и простецкое, крестьянское, далекое от рассуждений о судьбах всего мира, исповедальное в узком смысле слова, в простых и жарких словах молитвы выражаемое (часто в форме почти требовательного отношения к Богу в режиме долженствования — "Ради меня — твой путь!") представление о немедленном суде над только моей грешной душой, — только это отождествление "двух Страшных судов", двух кризисов (кризиса всего мира и кризиса моей души) порождает собственно " Dies rationis" — точку бытия средневекового мышления и нравственности. Только в этой точке возможно бытие средневековой со-вести как вести моей грешной души о Страшном суде всего мира, и — как вести Бога, судящего весь мир, о моей индивидуальной душе как единственном смысле всего судимого им мира.

Первый ученик. Эта исповедальность очень существенна. Внутрь "высоколобых" космогонических картин вводится неустранимое начало "простеца", со всеми его мучениями, страхами, боязнью греха и наказания (ne perenni cremerigne только не вечно гореть! — поет Хор "Реквиема"). Мощная космологическая картина, требующая глубокой учености, отождествляется с душевными муками одной грешной души, с "психологией" простого мужика, с ее переживаниями прихожанина... И в такого Простеца обязательно превращается любой "высоколобый". Размышляя о вечном адовом огне и одновременно опаляясь им в содрогании tremor. В особом "челноке" сознания мышления — и вновь сознания.

Филолог. И эта ситуация существует не только для человека, но и для Бога. Он и грозный Судья, и одновременно тот, кого судили, мучили, распинали, кто сидел изнуренный в грехе уныния.

Первый ученик. В.С. Библер говорит: "Христос не просто сын Бога, а сын человеческий. Он причастен человеческой природе со всеми ее страстями, страданиями, мучениями, вплоть до смерти, вплоть до переживания богооставленности. Он причастен природе вот этого смертного человека.

Это исходный парадокс, лежащий в основе средневековой логики. И в этой связи... вопрос: не происходит ли в средневековом мышлении... изменения в субординации души, не оказывается ли она уже не подчиненной уму? Может быть, она приобретает самостоятельное значение наравне с духом, и поэтому в ней нуждаются не менее, чем сама душа нуждается в Боге? Поэтому душа тут заменяет ум.

Душевные отношения человека к Богу, человека к человеку, действительно замещают умно-космологические отношения..." (Два семинара по неоплатонизму. — В сб. АРХЭ. Труды культуро-логического семинара. Под ред. В. Библера. Вып.3. М., РГГУ, 1998, с. 251.) Педагог ШДК. Этой гипотезой В.С. Библера я предлагаю завершить наш 4-й день.