• Russian
  • English
  • Ukrainian

Об "игровых средоточиях"


К Сергею Олеговичу. Об "игровых средоточиях". Да, я совсем забыл, что Библер ввел их особым пунктом в Часть II Основ Программы. Он хочет таким образом сохранить -- в виде некоего "фона" -- дошкольное состояние детского сознания.

Я думаю, это сохранение должно входить в структуру "точек удивления", а не выделяться в особую группу предметов.

По этому поводу одно общее замечание. Точно так же, как не следует превращать зону-возраст игры в начало обучения, не следует и возраст-зону учения разрушать "доигрыванием" или продолжением игр. Игра сохраняется (1) вне школы и (2) в "снятом" виде в ТУ (как фон, "понарошку", как если бы, условно, при таких-то условиях -- именно в таком сознательно выстраиваемом векторе). Школа -- это резко обособленное экзистенциальное сооружение. Тут необходим обряд инициации, серьезно (даже болезненно) переживаемое чувство входа в другой мир. Физически, психологически, поведенчески... всячески. Я считаю необходимыми -- порог-дверь (школы, класса), звонок (то есть порог во времени), парты (то есть особое положение тела), разделение ученики-учитель (не как говорящий и слушающие, а как музыканты и дирижер). Нам не нравится когда детский сад превращают в школу, но и школу не надо превращать в детский сад. Тут большая тема, с чем приходят, что несут в себе дети, а чему они должны научиться. Я пока этого не касаюсь.

Что же предлагает Библер в "игровых средоточиях"?

1). Физические игры, ритм, музыка. Это превращение спонтанных движений игры в культуру ритма-музыки. Искусство это игра, но игра -- далеко не искусство. Цель другая: формирующим центром будет культура (ритма), а не сама игра.

2). Словесные игры. Но в ТУ слову они входят. Нет нужды в особом "предмете". И весь эффект таких словесных игр теперь в том, что учащийся понимает: это уже не игра, а... поэзия, литература...

3). Художественный образ. Так же как со словом. Другое дело, что у нас есть "поэзия" и "литература", а "музыка", "живопись", "архитектура", "театр", "кино" куда-то девались. Это значит, что искусство надо осмыслить и понять как учебный предмет, а не делать вид, что это только сохранение "игры". Тут такое же обучение, как и во всех других предметах происходит.

Пока все.

Комментарии

Игровые средоточия

В свете Ваших, Анатолий Валерьянович, реплик (на семинаре и после) для меня кое-что переопределяется. А именно: я исходил и исхожу из того, что развитая дошкольная игра - предпосылка (заезженное слово, но – ни больше, ни меньше…) учебной деятельности в диалогическом ее понимании. Отсюда – необходимость воссоздать, сознательно достроить полное пространство этой игры, о чем я и писал. Но – спрашиваю себя теперь – из чего следует, что это все нужно в начале школы? На самом деле это ее канун – «подготовительная группа» или, по-кургановски, «нулевой класс» шестилеток. Многие проблемы «подготовки» нормально решаются, если именно там будет назревать примерно то, что я описывал в докладе: изображающее отстранение от игры в целом, осознание ее «недостаточности», оплотнение внутри нее (и выталкивание из нее…) познавательных и культурно-творчесих интенций… На это – год, а с 7 лет – 1-й класс: тот разрыв, о котором Вы говорите, но уже осознаваемый как насущный, а значит - и прыжок, и – переход, и инициация мысли, и поворот сознания. И там - собственно ИС; выходит, о них я еще толком и не говорил. Там – логика задумывания-изобретения сознания – мышлением и «законных претензий» этого заново возникающего сознавательного вектора на первородство, на то, чтобы из своего стихийного много- и разносознания породить мисль. Переходя от этих абстракций к болей конкретной проблеме: нужно понять, где и как ход совместного понимания предмета, обсуждение его «загадки» (если считать, что оно – исходная форма ТУ…) с логической необходимостью требует разыгрывания этого предмета и отншоений вокруг него – всем существом. Знаю, что и это еще очень абстрактно, но , мне кажется, кое-что в плане этой логики я наметил в докладе (сам собираюсь перечитать…). Пока все.