• Russian
  • English
  • Ukrainian

Обсуждение доклада Копылова о парадоксе "Лжец" 26. 11.14 (попытка резюме)


На мой взгляд, в обсуждении — при всей сумбурности и незавершенности, — оформился и заострился решающий вопрос о значимости и "реальности" (онтологическом статусе) парадокса как содержательно-логической формы современного понятия, мышления (В. Библер). В критических замечаниях по поводу моего общего подхода и ряда тезисов, в моих ответах обозначились такие грани этой проблемы:

1) недопустимо априори утверждать — как, видимо, делает докладчик — неизбежность появления парадокса в движении теоретической мысли и необходимость его философско-логического осмысления для развития самой теории; в науке (в частности, в математике и логике) выработаны и эффективно действуют логические стратегии предупреждения, "обезвреживания" или "обхода" парадоксов, обнаружения во многих случаях некорректности их выведения и т.д. Все это — необходимое условие нормального, "незацикливающегося" теоретического движения, продуктивной "работы с высказываниями" (Берлянд). Важным условием такой работы, в частности, является исключение из рассмотрения автореферентных высказываний — особого рода предложений, к которым (согласно Аристотелю, Расселу...) неприменимы критерии истинности и ложности (Ахутин, Берлянд); однако неясно, значит ли это, что научный анализ таких предложений невозможен и не нужен (Копылов);

2) запрет на автореферентность — частный аспект абсолютного требования непротиворечивости теоретических высказываний; строгое выдерживание этой установки необходимо для развертывания поля теоретического дискурса, лишь внутри и на фоне которого возникает и должна рассматриваться проблема парадокса. Вне этого он оказывается пустым логическим фокусом, бесплодной игрой; необходимо тщательно прослеживать генезис парадокса, обосновывать его неслучайность и "серьезность". Докладчик не сделал этого, парадокс у него возникает как "бог из машины", некая универсальная форма, куда "втиснуты" все противоречия высказывания — бытия — мысли... Доклад полон самопротиворечий (Ахутин); докладчик увлекся самоцельной игрой противоречий, стремясь всюду во что бы то ни стало обнаруживать и строить парадоксы — "потому что это интересно" (Берлянд); в ответ, — признавая абсолютное значение установки на непротиворечивость (недостаточно выдержанной в докладе), необходимость формально-логического, историологического, содержательно-теоретического "обоснования парадокса", — было замечено, что априорное (в порядке рабочей гипотезы) принятие его "наличия" и насущности, сосредоточение на его имманентном анализе — допустимый и продуктивный методический прием ad hoc;

3) в репликах разных участников наметился, "навис" — хотя и не был четко очерчен — вопрос о том, является ли парадокс исключительно формой ("конструкцией") мышления или в то же время и "собственной" формой бытия как фундаментально-противоречивого, "не совпадающего с собой"; было зафиксировано, что ответ на этот вопрос, в свою очередь, во многом зависит от трактовки отношений мышления и бытия ("реальности"): их разделения — различения — отождествления... (Ахутин, Копылов).

Предметные области: Диалогика, Логика